Анна якшич. Якшич, Анна Теннис в Красногорске
Теннисная жизнь в Красногорском районе Московской области




Якшич, Анна. Анна якшич


Анна Якшич Википедия

Анна Я́кшич, в замужестве Глинская — супруга князя Василия Львовича Глинского, мать Елены Глинской, бабка и, по некоторым данным, воспитательница[1] первого русского царя, Ивана Грозного. Известна главным образом в связи с великим московским пожаром 1547 года, в котором москвичи винили её «волхвования».

Происхождение[ | код]

В русских источниках происхождение матери Елены Глинской никак не освещается, в связи с чем ещё авторы «Русского биографического словаря» (1911) отмечали, что «неизвестны ни её жизнь до замужества, ни девичья фамилия, ни год рождения»[2]. Н. П. Лихачёв в 1888 г. настаивал на её «худородстве»: из родителей Елены Глинской она одна дожила до брака дочери и тем не менее великий князь «по свидетельству свадебного разряда, держал свою тёщу княгиню Анну „на кривом столе“, то есть ниже своих боярынь» (В. В. Кавельмахер)[3].

Действительно, брак Василия III с княжной Глинской с точки зрения дипломатической истории не находит рационального объяснения, тем более что в жёны старшему брату Василия великий князь Иван Васильевич и Софья Палеолог подобрали дочь Стефана Великого. А. Нечволодов в 1913 г. приводил сведения о том, что ещё до брака с Соломонией Сабуровой невесту Василию искали в православных странах, в частности в Сербии, где жили племянницы Софьи Палеолог[4]. Дочь Софьи и Ивана, великая княгиня Литовская, по этому поводу докладывала родителям, что «разведовала я про детей деспота Сербского, но ничего не могла допытаться…»[4]. После 20 лет брака с Соломонией Сабуровой великий князь Василий развёлся с ней и взял в жёны Елену из рода Глинских — хотя и княжеского, но не вполне ясного происхождения, позднее объявившего своим родоначальником Мамая.

Как указал со ссылкой на балканские источники в статье о роде Якшичей (1901) отец сербской византистики Станое Станоевич, супруга князя Глинского была дочерью сербского воеводы Стефана Якшича и внучкой Якши — одного из воевод сербского деспота Джураджа Бранковича[4]. Стефан Якшич после завоевания Сербии турками подался на службу к венгерскому королю Матвею Корвину и за верную службу был награждён им наделами в Трансильвании, в число которых входило 82 сербских села, а также родовой замок[4]. Состоя в родстве с Бранковичами, Стефан Якшич и его сыновья могли питать надежды на возрождение Сербской деспотии[5], однако разгром венгерского короля с вассалами (в число которых входили и Якшичи) под Мохачем поставил крест на этих надеждах[4]. После оккупации венгерских земель турками известия о Якшичах пропадают из источников.

Имя супруги Стефана (и матери Анны) неизвестно; есть данные, что она происходила из Белмошевичей[6]. Назаренко со ссылкой на Тихомирова называет её «Ангелиной из рода Комнинов»[5].

У воеводы Стефана, помимо Анны, было ещё две дочери — Ирина и Елена:

ru-wiki.ru

Якшич, Анна - Вики

В русских источниках происхождение матери Елены Глинской никак не освещается, в связи с чем ещё авторы «Русского биографического словаря» (1911) отмечали, что «неизвестны ни её жизнь до замужества, ни девичья фамилия, ни год рождения»[2]. Н. П. Лихачёв в 1888 г. настаивал на её «худородстве»: из родителей Елены Глинской она одна дожила до брака дочери и тем не менее великий князь «по свидетельству свадебного разряда, держал свою тёщу княгиню Анну „на кривом столе“, то есть ниже своих боярынь» (В. В. Кавельмахер)[3].

Действительно, брак Василия III с княжной Глинской с точки зрения дипломатической истории не находит рационального объяснения, тем более что в жёны старшему брату Василия великий князь Иван Васильевич и Софья Палеолог подобрали дочь Стефана Великого. А. Нечволодов в 1913 г. приводил сведения о том, что ещё до брака с Соломонией Сабуровой невесту Василию искали в православных странах, в частности в Сербии, где жили племянницы Софьи Палеолог[4]. Дочь Софьи и Ивана, великая княгиня Литовская, по этому поводу докладывала родителям, что «разведовала я про детей деспота Сербского, но ничего не могла допытаться…»[4]. После 20 лет брака с Соломонией Сабуровой великий князь Василий развёлся с ней и взял в жёны Елену из рода Глинских — хотя и княжеского, но не вполне ясного происхождения, позднее объявившего своим родоначальником Мамая.

Как указал со ссылкой на балканские источники в статье о роде Якшичей (1901) отец сербской византистики Станое Станоевич, супруга князя Глинского была дочерью сербского воеводы Стефана Якшича и внучкой Якши — одного из воевод сербского деспота Джураджа Бранковича[4]. Стефан Якшич после завоевания Сербии турками подался на службу к венгерскому королю Матвею Корвину и за верную службу был награждён им наделами в Трансильвании, в число которых входило 82 сербских села, а также родовой замок[4]. Состоя в родстве с Бранковичами, Стефан Якшич и его сыновья могли питать надежды на возрождение Сербской деспотии[5], однако разгром венгерского короля с вассалами (в число которых входили и Якшичи) под Мохачем поставил крест на этих надеждах[4]. После оккупации венгерских земель турками известия о Якшичах пропадают из источников.

Имя супруги Стефана (и матери Анны) неизвестно; есть данные, что она происходила из Белмошевичей[6]. Назаренко со ссылкой на Тихомирова называет её «Ангелиной из рода Комнинов»[5].

У воеводы Стефана, помимо Анны, было ещё две дочери — Ирина и Елена:

ru.wikiredia.com

Якшич, Анна Википедия

В русских источниках происхождение матери Елены Глинской никак не освещается, в связи с чем ещё авторы «Русского биографического словаря» (1911) отмечали, что «неизвестны ни её жизнь до замужества, ни девичья фамилия, ни год рождения»[2]. Н. П. Лихачёв в 1888 г. настаивал на её «худородстве»: из родителей Елены Глинской она одна дожила до брака дочери и тем не менее великий князь «по свидетельству свадебного разряда, держал свою тёщу княгиню Анну „на кривом столе“, то есть ниже своих боярынь» (В. В. Кавельмахер)[3].

Действительно, брак Василия III с княжной Глинской с точки зрения дипломатической истории не находит рационального объяснения, тем более что в жёны старшему брату Василия великий князь Иван Васильевич и Софья Палеолог подобрали дочь Стефана Великого. А. Нечволодов в 1913 г. приводил сведения о том, что ещё до брака с Соломонией Сабуровой невесту Василию искали в православных странах, в частности в Сербии, где жили племянницы Софьи Палеолог[4]. Дочь Софьи и Ивана, великая княгиня Литовская, по этому поводу докладывала родителям, что «разведовала я про детей деспота Сербского, но ничего не могла допытаться…»[4]. После 20 лет брака с Соломонией Сабуровой великий князь Василий развёлся с ней и взял в жёны Елену из рода Глинских — хотя и княжеского, но не вполне ясного происхождения, позднее объявившего своим родоначальником Мамая.

Как указал со ссылкой на балканские источники в статье о роде Якшичей (1901) отец сербской византистики Станое Станоевич, супруга князя Глинского была дочерью сербского воеводы Стефана Якшича и внучкой Якши — одного из воевод сербского деспота Джураджа Бранковича[4]. Стефан Якшич после завоевания Сербии турками подался на службу к венгерскому королю Матвею Корвину и за верную службу был награждён им наделами в Трансильвании, в число которых входило 82 сербских села, а также родовой замок[4]. Состоя в родстве с Бранковичами, Стефан Якшич и его сыновья могли питать надежды на возрождение Сербской деспотии[5], однако разгром венгерского короля с вассалами (в число которых входили и Якшичи) под Мохачем поставил крест на этих надеждах[4]. После оккупации венгерских земель турками известия о Якшичах пропадают из источников.

Имя супруги Стефана (и матери Анны) неизвестно; есть данные, что она происходила из Белмошевичей[6]. Назаренко со ссылкой на Тихомирова называет её «Ангелиной из рода Комнинов»[5].

У воеводы Стефана, помимо Анны, было ещё две дочери — Ирина и Елена:

ruwikiorg.ru

Якшич, Анна - WikiVisually

1. Колумнист – A columnist is someone who writes for publication in a series, creating an article that usually offers commentary and opinions. Columns appear in newspapers, magazines and other publications, including blogs and they take the form of a short essay by a specific writer who offers a personal point of view. In some instances, a column has been written by a composite or a team, appearing under a pseudonym, some columnists appear on a daily or weekly basis and later reprint the same material in book collections. In some cases, such as Winchell and Parsons, their programs were quite similar in format to their newspaper columns. Rona Barrett began as a Hollywood gossip columnist in 1957, duplicating her print tactics on television by the mid-1960s, FPA and McIntyre both collected their columns into a series of books, as did other columnists. McIntyres book, The Big Town, New York Day by Day was a bestseller, fPAs The Melancholy Lute collected selections from three decades of his columns. When Smiths column, The Totem Pole, was syndicated by United Features, he told Time, a typewriter can be a pretty formidable contraption when you sit down in front of it and say, All right, now Im going to be funny. The writing of French humor columnist Alain Rémond has been collected in books, the Miami Herald promoted humor columnist Dave Barry with this description, Dave Barry has been at The Miami Herald since 1983. A Pulitzer Prize winner for commentary, he writes about issues ranging from the economy to exploding toilets. Barry has collected his columns into a series of successful books and he stopped writing his nationally syndicated weekly column in 2005, and The Miami Herald now offers on its website a lengthy selection of past columns by Barry. It has had the advantage of high-powered promotion and it is still riding on the crest of the first big wave its own splash sent out. But Mr. Davis did think that in a decade or two the newspapers might be promoting their columns along with their comic strips, the World had started the ball rolling with billboard advertising of Heywood Brouns It Seems to Me. The McNaught Syndicate was sitting pretty with O. O. McIntyre, Will Rogers, the New York Herald Tribune offered Don Marquis and Franklin P. Adams rhymed satirically in The Conning Tower for the New York World Syndicate. A Line o Type Or Two, Bert Leston Taylors verse column in the Chicago Tribune, was now being done by Richard Henry Little. Other offerings, humorous sketches by Damon Runyon, O. Henry stories, editorials by Arthur Brisbane, Ring Lardner letter, Rippling Rhymes, by Walt Mason, in at least one situation, a column expanded to become an entire successful magazine. When Cyrus Curtis founded the Tribune and Farmer in 1879, it was a weekly with an annual subscription rate of 50 cents. With 25,000 subscribers by the end of its first year, it was such a success that Curtis sold Tribune and Farmer to put his energy into the new publication, which became the Ladies Home Journal. Advice columnist Critic Editorial opinion columnist Gossip columnist Humor columnist Food columnist Food columnists of note National Society of Newspaper Columnists

2. Глинская, Елена Васильевна – Elena Vasilyevna Glinskaya was the second wife of Grand Prince Vasili III and regent of Russia for 5 years. Elena was a daughter of Prince Vasili Lvovich Glinsky and Serb Princess Ana Jakšić and it is to her powerful uncle, Prince Mikhail Glinsky, that the family owed its distinction. In 1525, Vasili III resolved to divorce his wife, Solomoniya Saburova. According to the chronicles, he chose Elena because of the beauty of her face and they were married on 21 January 1526. Despite strong opposition from the Russian Orthodox Church, the divorce was effected, the chronicles of those times do not provide any more or less precise information on Elenas legal status after Vasilis death. All that is known is that it could be defined as regency and that is why the time between Vasilis death on 3 December 1533 and her own demise in 1538 is called the reign of Elena. Elena Glinskaya challenged the claims of her brothers-in-law, Yury Ivanovich, the struggle ended with their incarceration in 1534 and 1537, respectively. Elenas reign is known for conflicts inside the government caused by her close association with a handsome young boyar named Ivan Feodorovich Ovchina-Telepnev-Obolensky. In 1535, Elena carried out a reform that introduced a unified monetary system in the state. In foreign affairs, Glinskaya succeeded in signing an armistice with Lithuania in 1536 and she had a new defensive wall constructed around Moscow, invited settlers from Lithuania, bought Russian prisoners free and instigated measures to protect travelers against street bandits. She is recorded as having visited several convents Elena died in 1538 at a young age. Her sons governess, Agrippina Fedorovna Chelyadnina was arrested in connection with Glinskayas death, some historians believe that she was poisoned by the Shuiskys, who usurped power after her death. Recent studies of her remains tend to support the thesis that Elena was poisoned

3. Иван Грозный – Ivan IV Vasilyevich, commonly known as Ivan the Terrible or Ivan the Fearsome, was the Grand Prince of Moscow from 1533 to 1547, then Tsar of All the Russias until his death in 1584. The last title was used by all his successors, during his reign, Russia conquered the Khanates of Kazan, Astrakhan and Sibir, becoming a multiethnic and multicontinental state spanning approximately 4,050,000 km2. Ivan exercised autocratic control over Russias hereditary nobility and developed a bureaucracy to administer his new territories and he transformed Russia from a medieval state into an empire, though at immense cost to its people, and its broader, long-term economy. In one such outburst, he killed his son and heir Ivan Ivanovich and this left his younger son, the pious but politically ineffectual Feodor Ivanovich, to inherit the throne. Ivan was a diplomat, a patron of arts and trade. He was popular among Russias commoners, except possibly the people of Novgorod and surrounding areas, the English word terrible is usually used to translate the Russian word grozny in Ivans nickname, but this is a somewhat archaic translation. The Russian word grozny reflects the older English usage of terrible as in inspiring fear or terror, dangerous, powerful and it does not convey the more modern connotations of English terrible, such as defective or evil. Vladimir Dal defines grozny specifically in archaic usage and as an epithet for tsars, courageous, magnificent, magisterial and keeping enemies in fear, other translations have also been suggested by modern scholars. Ivan was the first son of Vasili III and his wife, Elena Glinskaya. When Ivan was three years old, his father died from an abscess and inflammation on his leg that developed into blood poisoning, Ivan was proclaimed the Grand Prince of Moscow at the request of his father. His mother Elena Glinskaya initially acted as regent, but she died of what many believe to be assassination by poison, the regency then alternated between several feuding boyar families fighting for control. According to his own letters, Ivan, along with his younger brother Yuri, on 16 January 1547, at age sixteen, Ivan was crowned with Monomakhs Cap at the Cathedral of the Dormition. He was the first to be crowned as Tsar of All the Russias, prior to that, rulers of Muscovy were crowned as Grand Princes, although Ivan III the Great, his grandfather, styled himself tsar in his correspondence. Two weeks after his coronation, Ivan married his first wife Anastasia Romanovna, a member of the Romanov family, who became the first Russian tsaritsa. By being crowned Tsar, Ivan was sending a message to the world and to Russia, he was now the one and only ruler of the country. The new title symbolized an assumption of powers equivalent and parallel to those held by former Byzantine Emperor, the political effect was to elevate Ivans position. The new title not only secured the throne, but it also granted Ivan a new dimension of power and he was now a divine leader appointed to enact Gods will, as church texts described Old Testament kings as Tsars and Christ as the Heavenly Tsar. The newly appointed title was passed on from generation to generation

4. Московский пожар (1547) – The great fire of Moscow in 1547 destroyed sections of Moscow that had been built almost entirely of wood. The fire swept into the Kremlin and blew up the stores in several of the Kremlins towers. The fire began on June 24, several months after Ivan IV, the fire displaced about 80,000 people and killed about 2,700 to 3,700, and led to widespread poverty among the survivors. He may have never recovered from his injuries, although he lived another 16 years. The Muscovites put the blame on the maternal relatives from the Glinski family. A rebellion began and Yuri Glinski was stoned to death inside the Cathedral of the Dormition in front of a horrified Metropolitan Makarii. Yuris brother, Mikhail Glinski attempted to flee to Lithuania but failed, the rebellion resulted in the fall of the Glinski party and eventually strengthened the positions of the young tsar, although he did not hand his grandmother over to the mob as they demanded

5. Волхвы – Volkhvs from Norse völva were heathen priests in pre-Christian Rus’. Volkhvs were believed to possess mystical powers, particularly the ability to predict the future, the first literary reference to a volkhv occurs in the Primary Chronicle under the year 912, there, the priest-soothsayer predicts Prince Olegs death. With the adoption of Christianity, the pagan priests came under persecution, volkhvs were targets of the witch-hunts in the 16th, 17th, and 18th centuries

wikivisually.com

Якшич, Анна Википедия

Анна Я́кшич, в замужестве Глинская — супруга князя Василия Львовича Глинского, мать Елены Глинской, бабка и, по некоторым данным, воспитательница[1] первого русского царя, Ивана Грозного. Известна главным образом в связи с великим московским пожаром 1547 года, в котором москвичи винили её «волхвования».

Происхождение[ | код]

В русских источниках происхождение матери Елены Глинской никак не освещается, в связи с чем ещё авторы «Русского биографического словаря» (1911) отмечали, что «неизвестны ни её жизнь до замужества, ни девичья фамилия, ни год рождения»[2]. Н. П. Лихачёв в 1888 г. настаивал на её «худородстве»: из родителей Елены Глинской она одна дожила до брака дочери и тем не менее великий князь «по свидетельству свадебного разряда, держал свою тёщу княгиню Анну „на кривом столе“, то есть ниже своих боярынь» (В. В. Кавельмахер)[3].

Действительно, брак Василия III с княжной Глинской с точки зрения дипломатической истории не находит рационального объяснения, тем более что в жёны старшему брату Василия великий князь Иван Васильевич и Софья Палеолог подобрали дочь Стефана Великого. А. Нечволодов в 1913 г. приводил сведения о том, что ещё до брака с Соломонией Сабуровой невесту Василию искали в православных странах, в частности в Сербии, где жили племянницы Софьи Палеолог[4]. Дочь Софьи и Ивана, великая княгиня Литовская, по этому поводу докладывала родителям, что «разведовала я про детей деспота Сербского, но ничего не могла допытаться…»[4]. После 20 лет брака с Соломонией Сабуровой великий князь Василий развёлся с ней и взял в жёны Елену из рода Глинских — хотя и княжеского, но не вполне ясного происхождения, позднее объявившего своим родоначальником Мамая.

Как указал со ссылкой на балканские источники в статье о роде Якшичей (1901) отец сербской византистики Станое Станоевич, супруга князя Глинского была дочерью сербского воеводы Стефана Якшича и внучкой Якши — одного из воевод сербского деспота Джураджа Бранковича[4]. Стефан Якшич после завоевания Сербии турками подался на службу к венгерскому королю Матвею Корвину и за верную службу был награждён им наделами в Трансильвании, в число которых входило 82 сербских села, а также родовой замок[4]. Состоя в родстве с Бранковичами, Стефан Якшич и его сыновья могли питать надежды на возрождение Сербской деспотии[5], однако разгром венгерского короля с вассалами (в число которых входили и Якшичи) под Мохачем поставил крест на этих надеждах[4]. После оккупации венгерских земель турками известия о Якшичах пропадают из источников.

Имя супруги Стефана (и матери Анны) неизвестно; есть данные, что она происходила из Белмошевичей[6]. Назаренко со ссылкой на Тихомирова называет её «Ангелиной из рода Комнинов»[5].

У воеводы Стефана, помимо Анны, было ещё две дочери — Ирина и Елена:

ru-wiki.ru