Теннис в Красногорске
Теннисная жизнь в Красногорском районе Московской области




Иван Попко и его исторические очерки о Кавказе. Биография и д попко


Иван Попко и его исторические очерки о Кавказе

«Мы мало знаем свою родину, мы слишком мало ценим своих тружеников», – говорил в свое время Иван Диомидович Попко, казачий генерал, историк, этнограф, вся жизнь и деятельность которого связана с Кавказом. Трудно отказать в справедливости этим словам... В год 190-летия со дня рождения (9 сентября 1819 года) И. Д. Попко просто необходимо еще раз вспомнить о его вкладе в нашу историю – тщательном и даже художественном описании военной жизни, быта и нравов населения Кавказа. Иван Диомидович Попко Иван Диомидович Попко

Фото: из архива газеты «СП»

Исторический очерк Ивана Попко «Терскiе казаки съ стародавнихъ временъ» (1880 г.) Исторический очерк Ивана Попко «Терскiе казаки съ стародавнихъ временъ» (1880 г.)

Фото: из архива газеты «СП»

Уже получив высокое образование (и духовное, и светское), И. Попко начинал службу рядовым казаком в 1841 году, дослужился до генерал-майора, являлся предводителем дворянства в Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областях.

Образованного генерала до конца не удовлетворяла рутина военной службы. Он с детства увлекался историей, литературой, писал стихи, составил ряд обширных исследований по истории казачества: статистическое описание Черноморского войска, исторические и биографические очерки о Кубанском войске, биографии казачьих генералов Н. С. Завадовского, А. Ф. Бурсака, Г. А. Рашпиля, Ф. Круковского, а также офицеров и многих рядовых казаков.

Невозможно не остановиться на великолепном его труде – книге «Терские казаки со стародавних времен», изданной в Санкт-Петербурге в 1880 году. В этом уникальном исследовании автором была поставлена объемная задача – представить историю терских казаков, начиная с появления казачества на Кавказе, политических и религиозных причин его заселения. Иван Диомидович изучает колонизационное движение и развитие русского населения, его взаимоотношения с населением местным, красочно описывает военный и домашний быт казаков. Он сообщает нам, что знакомство русских с окрестностями Терека началось еще в XIV веке – первыми переселенцами-казаками с Волги.

Но более массовое заселение началось в XVI веке. Вот как пишет об этом автор: «...Рязанские казаки посадились на струги с семьями, выплыли весенним половодьем в Дон, откуда по Камышинке переволоклись на Волгу и пустились к устьям Терека и поселились у гребней и предгорий Кавказского хребта. Иван Грозный велел служить им свою службу и беречь кабардинскую вотчину. С этого времени первые русские поселенцы на Кавказе делаются исторически известными под именем гребенских, т. е. горных казаков...». В 1828 году их сообщество было переименовано в Терское казачье войско, в которое на протяжении лет вливалось местное горское население, а также сосланные сюда в Петровскую эпоху стрельцы с семьями, литовские и ливонские пленники, участники польских восстаний и многие люди, стремившиеся на Кавказ в поисках лучшей доли.

Подробно описывает автор военную службу терских казаков у русских царей, их мужественное сопротивление иноземным захватчикам, стычки и мирное сосуществование с местным населением. Картины военной жизни казака, безусловно, познавательны, и желающие ознакомиться с ними захотят обратиться непосредственно к книге. Да и быт казачий тоже интересен широкому читателю. Немало места в книге отведено живому, даже любовному описанию образа казачки, которая несколько столетий была поставлена историей в уникальные условия полувоенной жизни. Не могу не привести такое любопытное наблюдение: «...Гребенская женщина, во множестве случаев, была местного, горского происхождения. Она сообщала гребенцу, увесистому русскому человеку легкие стати и черты аборигена, а сама заимствовала от него рост, мускульную силу и мужественный характер русской женщины. Если от обмена северо-восточной русской крови с западно-тевтонской ничего особенного не выходит, то на азиатском юго-востоке образуется от той же помеси статная и даровитая порода...».

Наряд гребенских казачек, который со временем ненамного видоизменялся, еще в большей степени, чем мужской, усвоил местные черты: они носили узкую рубаху с широкими рукавами, а поверх – длинный бешмет, тесно застегнутый и отчетливо обрисовывавший фигуру. Усиливала впечатление низкая подпояска с украшениями, на груди – ожерелье из монет, а на голове – белое тонкое покрывало.

«...Во всем – скромная щеголеватость, подчеркивающая ловкость, статность и мужественную грациозность у мужчин и женственность у женщин. Военное воспитание терского казачества, их игры, скачки и, в целом, наездничество, послужили примером для других поселившихся на Кавказской линии казаков», – повествует И. Д. Попко.

В приложениях к книге, несомненно, привлекают внимание поэтическая легенда «Гнев Терека-Горыныча» о своенравной горной реке, тексты старинных песен, среди которых «Дума гребенского казака» и, что особенно интересно для историков и краеведов, описание казачьих станиц, а также ряд архивных документов, в том числе с привлечением такого ценного исторического источника, как «Акты Кавказской археографической комиссии».

Книга настолько интересна и содержательна для всех интересующихся историей казачества и Кавказа в целом, что ее трудно переоценить. Хранится она в научно-справочной библиотеке краевого архива и вместе с личным фондом И. Попко представляет большую документальную ценность. Пожалуй, этот труд можно смело назвать лучшим памятником его замечательному автору.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

www.stapravda.ru

И. Д. Попко Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Попко. Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Принадлежность Род войск Годы службы Звание Сражения/войны Награды и премии
Иван Диомидович Попко
28 августа (9 сентября) 1819(1819-09-09)
станица Тимашёвская
30 августа (11 сентября) 1893(1893-09-11) (74 года)
Харьков
Российская империя Российская империя
казачьи войска
1841 (1843) — 1893
генерал-лейтенант
Кавказская войнаКрымская войнаРусско-турецкая война (1877—1878)
Иностранные:
 Иван Диомидович Попко на Викискладе

Иван Диомидович Попко́ (Иван Демидович Попка[1]; 9 сентября [28 августа] 1819, станица Тимашёвская (ныне Тимашёвск, Краснодарского края) — 30 августа [11 сентября] 1893,

ru-wiki.ru

Попко И. Д. Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Попко. Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Принадлежность Род войск Годы службы Звание Сражения/войны Награды и премии
Иван Диомидович Попко
28 августа (9 сентября) 1819(1819-09-09)
станица Тимашёвская
30 августа (11 сентября) 1893(1893-09-11) (74 года)
Харьков
Российская империя Российская империя
казачьи войска
1841 (1843) — 1893
генерал-лейтенант
Кавказская войнаКрымская войнаРусско-турецкая война (1877—1878)
Иностранные:
 Иван Диомидович Попко на Викискладе

Иван Диомидович Попко́ (Иван Демидович Попка[1]; 9 сентября [28 августа] 1819, станица Тимашёвская (ныне Тимашёвск, Краснодарского края) — 30 августа [11 сентября] 1893,

ru-wiki.ru

И. Д. Попка Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Попко. Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Принадлежность Род войск Годы службы Звание Сражения/войны Награды и премии
Иван Диомидович Попко
28 августа (9 сентября) 1819(1819-09-09)
станица Тимашёвская
30 августа (11 сентября) 1893(1893-09-11) (74 года)
Харьков
Российская империя Российская империя
казачьи войска
1841 (1843) — 1893
генерал-лейтенант
Кавказская войнаКрымская войнаРусско-турецкая война (1877—1878)
Иностранные:
 Иван Диомидович Попко на Викискладе

Иван Диомидович Попко́ (Иван Демидович Попка[1]; 9 сентября [28 августа] 1819, станица Тимашёвская (ныне Тимашёвск, Краснодарского края) — 30 августа [11 сентября] 1893,

ru-wiki.ru

Криволапов Г.А. Летописец казачества. К 190-летию Попко И.Д.

ЛЕТОПИСЕЦ КАЗАЧЕСТВА: К 190-летию И.Д. ПОПКО

Григорий Анатольевич Криволапов, Ставрополь

Летописец казачества Иван Диомидович Попко, родился 9 сентября 1819 года в станице Тимашевской, в семье священника Диомида Нестеровича Попко. В 190-ю годовщину со дня рождения казачьего летописца просто необходимо вспомнить о его вкладе в историю казачества, тщательном и даже художественном описании военной жизни, быта и нравов казаков.

 

Получать образование молодой Иван по настоянию отца отправляется в Астраханскую духовную семинарию. Окончив ее с отличием, едет в Московскую духовную академию. Однако карьера священника не очень привлекала энергичного юношу. Получив высокое образование и духовное, и светское, в 1841 году Иван Диомидович начинает службу рядовым казаком в десятом конном полку. Семь лет служил Иван на Кубанской народной линии, претерпевая все тяготы и лишения военной службы. Единственным его развлечением стало изучение иностранных языков. На этом поприще молодой казак проявил незаурядные способности, став настоящим полиглотом: он хорошо знал латынь и древнегреческий, владел двенадцатью европейскими языками.

Впрочем, изучение чужеземных наречий не отвлекает его от добросовестного несения военной службы. В 1843 году Иван Попко становится хорунжим и затем через каждые два-три года получает новый чин. Природа щедро наградила Ивана Диомидовича  не только воинскими талантами, но и большим писательским дарованием.

Войсковое начальство берет его в канцелярию — править официальные бумаги. На этой должности Иван Диомидович добивается больших успехов. В 1850 году ему поручают ответственное дело — составить историческую справку. Попко справляется с этим в рекордно короткий срок — за три месяца. На стол казачьего атамана ложится готовое описание «О состоянии Черноморского казачьего войска с 1 января 1825 по 1 января 1850 года». Описание было высоко оценено императором Николаем Первым, который ознакомившись со статистическим трудом Попко, пожаловал автору бриллиантовый перстень.

В дни канцелярской службы Иван Диомидович много и жадно читает, особенно историческую литературу, разбирает войсковой архив, делает выписки. Итогом его научных изысканий стал фундаментальный труд, принесший Попко всероссийскую известность, — «Черноморские казаки в их гражданском и военном быту», изданный в 1858 году. Эта книга, написанная со знанием дела, с огромной теплотой и любовью к родной земле и своему народу, стала первым историческим трудом, который столь подробно описывал черноморское казачество. Книга была оценена по достоинству, как читателями, так и представителями столичной профессуры. Императорская академия в 1861 году отметила работу Попко почетной грамотой.

Помимо «Черноморских казаков» Попко написал и другие труды, исторические и биографические очерки о Кубанском войске, биографии казачьих генералов Н. С. Завадовского, А. Ф. Бурсака, Г. А. Рашпиля, Ф. Круковского, а также офицеров и многих рядовых казаков.

Хочется подробнее остановиться на великолепном его труде — книге «Терские казаки со стародавних времен», изданной в Санкт-Петербурге в 1880 году. В этом уникальном исследовании автором была поставлена объемная задача — представить историю терских казаков, начиная с появления казачества на Кавказе, политических и религиозных причин его заселения. Иван Диомидович изучает колонизационное движение и развитие русского населения, его взаимоотношения с местным населением, красочно описывает военный и домашний быт казаков. Он сообщает, что знакомство русских с окрестностями Терека началось еще в XIV веке — первыми переселенцами-казаками с Волги.

По мнению И.Д. Попко, более массовое заселение началось в XVI веке. Вот как пишет об этом автор: «…Рязанские казаки посадились на струги с семьями, выплыли весенним половодьем в Дон, откуда по Камышинке переволоклись на Волгу и пустились к устьям Терека и поселились у гребней и предгорий Кавказского хребта. Царь Иоанн Грозный велел служить им свою службу и беречь кабардинскую вотчину. С этого времени первые русские поселенцы на Кавказе делаются исторически известными под именем гребенских, т. е. горных казаков…». В 1828 году их сообщество было переименовано в Терское казачье войско, в которое на протяжении лет вливалось местное горское население, а также сосланные сюда в Петровскую эпоху стрельцы с семьями, литовские и ливонские пленники, участники польских восстаний и многие люди, стремившиеся на Кавказ в поисках лучшей доли.

Подробно описывает автор военную службу терских казаков у русских царей, их мужественное сопротивление иноземным захватчикам, стычки и мирное сосуществование с местным населением. Картины военной жизни казака, безусловно, познавательны, и желающие ознакомиться с ними захотят обратиться непосредственно к книге. Да и быт казачий тоже интересен широкому читателю. Немало места в книге отведено живому, даже любовному описанию образа казачки, которая несколько столетий была поставлена историей в уникальные условия полувоенной жизни. Можно привести такое любопытное наблюдение: «…Гребенская женщина, во множестве случаев, была местного, горского происхождения. Она сообщала гребенцу, увесистому русскому человеку легкие стати и черты аборигена, а сама заимствовала от него рост, мускульную силу и мужественный характер русской женщины. Если от обмена северо-восточной русской крови с западно-тевтонской ничего особенного не выходит, то на азиатском юго-востоке образуется от той же помеси статная и даровитая порода…».

Наряд гребенских казачек, который со временем ненамного видоизменялся, еще в большей степени, чем мужской, усвоил местные черты: они носили узкую рубаху с широкими рукавами, а поверх — длинный бешмет, тесно застегнутый и отчетливо обрисовывавший фигуру. Усиливала впечатление низкая подпояска с украшениями, на груди — ожерелье из монет, а на голове — белое тонкое покрывало.

«…Во всем — скромная щеголеватость, подчеркивающая ловкость, статность и мужественную грациозность у мужчин, и женственность у женщин. Военное воспитание терского казачества, их игры, скачки и, в целом, наездничество, послужили примером для других поселившихся на Кавказской линии казаков», — заключает И. Д. Попко.

Книга настолько интересна и содержательна для всех интересующихся историей казачества и Кавказа в целом, что ее трудно переоценить. Хранится она в научно-справочной библиотеке Ставропольского краевого архива, в отделе редкой книги краевой библиотеки и вместе с личным фондом И. Попко представляет большую документальную ценность.

Впрочем, одним писательством Иван Диомидович не ограничивался. Большую инициативу он проявил при создании историко-этнографического музея, в котором бы находились памятники культуры адыгского народа. Уже в конце 1864 года возникла первая этнографическая экспозиция, расположенная в абадзехской сакле, специально перенесенной во двор полкового штаба. В сакле находились предметы быта, утварь, орудия труда. Помимо этнографического был в музее и естественнонаучный отдел.

Попко, как энтузиаст своего дела, был бы, наверное, рад предаваться только научным изысканиям. Однако приходилось заниматься и делами армейскими.

В 1864 году И.Д. Попко, будучи в чине полковника, назначается командиром Псекупского полка, а в 1877 году получает новое назначение — пост начальника Карской области. За усердную и безупречную службу Отечеству Иван Диомидович стал кавалером всех высших российских орденов, в том числе и ордена Святого Александра Невского. После того как Попко по состоянию здоровья уходит с военной службы, он становится предводителем дворянства Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областей.

Изучая личные записи Ивана Диомидовича в Ставропольском архиве, мне попался интересный документ: проект положения о Ставропольском казачьем юнкерском училище. Даже находясь на пенсии, предводитель дворянства И.Д. Попко не забывает о славных казачьих войсках. Он активно участвует в создании училища, для повышения уровня образования урядников, служащих в казачьих войсках Кубанском и Терском. Является членом комиссии по разработке проекта положения об училище.

Несмотря на все свои заслуги, оставался генерал простым, застенчивым и добрым человеком. Казаки в станицах называли его не иначе как «родным отцом». И в губернском центре, где Иван Диомидович поселился после долгой ратной службы, жители его знали и почитали, как человека великодушного и надежного. При всех положительных качествах генерала не всё было у него благополучно.  Как сказали бы в наше время: не сложилось с личной жизнью. Не было у  И.Д. Попко ни жены, ни детей. Поэтому, наверное, на ступеньках именно его ставропольского дома в одно прекрасное утро какой-то несчастной матерью был оставлен плачущий младенец. Подкидыш оказался хорошенькой девочкой, которую назвали Ниной, и немолодой уже генерал после недолгих раздумий ее удочерил. Иван Диомидович очень полюбил свою приемную дочь, но не суждено было ему дожить до ее совершеннолетия.

Умер И.Д. Попко 30 августа 1893 года. Горожане проводили с почестями в последний путь заслуженного казачьего генерала, похоронив в ограде Успенского кладбища.

Многое из того, что он сделал, было потеряно — прекратил существование музей, частично были утрачены его богатая библиотека и архив. Но всё же имя Ивана Диомидовича Попко вошло в один ряд с именами наиболее выдающихся людей Кубани. Исторические труды, написанные  И.Д. Попко, можно смело назвать лучшим памятником его замечательному автору.

elan-kazak.org