Теннис в Красногорске
Теннисная жизнь в Красногорском районе Московской области




«Мне не нужны сравнения с Шараповой». Интервью с Анастасией Потаповой. Интервью с шараповой


Мне не нужны сравнения с Шараповой

Анастасия Потапова в свои 17 лет сумела выйти в два финала турнира WTA в Москве. Уступив в одиночке сербке Ольге Данилович, она затем завоевала титул в паре (вместе с Верой Звонаревой). За неделю Анастасия сумела подняться сразу на 69 мест в одиночном рейтинге WTA и на 75 мест – в парном. В интервью «Советскому спорту» Анастасия рассказала, что значит для нее этот успех, какие у нее планы на остаток сезон и как она относится к сравнениям с Марией Шараповой.

«ТИТУЛ ОТМЕЧАЛИ В РЕСТОРАНЕ»

– Финал в одиночном разряде, титул в парном… И то, и другое – впервые в карьере на уровне турниров WTA. К тому же дома – в Москве! Довольны предыдущей неделей? – начинаем беседу с Потаповой. – Разумеется! Нет, я, конечно, расстроилась, когда проиграла одиночный финал. Тем более, матч был долгий, упорный, и шансы на победу были близки. Все решило буквально несколько моментов – где-то соперница сыграла здорово, где-то я сама ошиблась, где-то просто не повело… Сразу после игры было непросто с этим смириться.

– Вам еще предстояло два матча в паре, один из которых перенесли с субботы из-за дождя. Как удалось настроиться? – Помогли друзья и родные. Подобрали верные слова. Как-то меня утешили, успокоили. Через час после поражения от Данилович я полностью пришла в себя. И мы с Верой смогли хорошо сыграть в паре.

V4x3 m 1532883830611 Не Настино счастье. Потапова проиграла в финале Moscow River Cup

– У Звонаревой за плечами – почти 20 лет в Туре, финалы «Больших шлемов» и звание второй ракетки мира. Вам повезло с напарницей! – Не то слово! Главное – я многому смогла у нее научиться. Каждый день, каждую минуту на корте я получала важный опыт. Вера давала советы, подсказывала какие-то мелочи, которые помогают улучшить игру. Не только сейчас – на перспективу тоже. Я рада, что мы с ней вместе провели этот турнир. Еще больше рада, что в итоге выиграли титул!

– Три матча в один день – тяжело было в физическом плане? – Кстати, нет. Удивительно, если вспомнить, что мы с Ольгой Данилович в одиночном финале играли почти три часа… И все-таки, настроившись на пару, я почувствовала какую-то легкость. Это непросто объяснить, но усталости не было в принципе! Игралось легко и свободно. В итоге оба оставшихся матча провела на одном дыхании.

– Титул в паре затмил разочарование от поражения в одиночке? – Конечно. Но, знаете, нет такого, чтобы я была уж очень разочарована. Я все-таки вышла в финал турнира WTA. Дома, в Москве. На глазах наших болельщиков. Это большой шаг вперед! Да, обидно проигрывать, но в целом я понимаю, что показала достойный результат. Так что прошедшая неделя однозначно вышла удачной!

– Успели как-то отпраздновать? – Сходили в ресторан с семьей и друзьями. Но особых торжеств не устраивали. Надо готовиться к новым турнирам, так что расслабляться пока рано.

«РОДИТЕЛИ НА ТУРНИРЫ НЕ ЕЗДЯТ»

– Вы заметили – это был домашний турнир. Пока он шел, жили дома? – Нет, в отеле. Так решили специально – чтобы не отвлекаться ни на что. Домашняя атмосфера всегда расслабляет, мешает настроиться. Я уже наступала на эти грабли, и мы сделали выводы. Если играешь на турнире – неважно, в Москве, не в Москве – значит, думаешь только о теннисе.

– Вы, кстати, сами из Саратова. Когда там были последний раз? – Кажется, в прошлом году. Сейчас не так много времени, чтобы успеть туда выбраться. Но у меня в Саратове живут бабушка с дедушкой. Конечно, хочется почаще их навещать.

– Родители переехали сюда? – Да, уже несколько лет назад.

– Как вы вообще оказались в столице? – Я выиграла крупный детский турнир, который проводился в Химках. Тогда меня заметил Александр Островский – у него здесь своя теннисная Академия. Мне предложили переехать, тренироваться в ней. Это в 2012 году было. Кстати, не боялась ничуть. Да, понимала, что меня ждет все новое – новый город, новые люди, новые требования. При том, что мне еще не исполнилось даже 12 лет! И все равно – это нисколько не пугало. Первое время со мной была моя бабушка. Потом приехали папа с мамой. Не помню, чтобы возникли какие-то трудности, связанные с переездом. Я довольно легко перенесла этот процесс.

– Кто с вами ездит по турнирам за границу? – Мой личный тренер – Ирина Доронина. Спарринг-партнер – Никита Зимин. И иногда мой агент – Александр Островский.

– Родители? – Нет, они болеют за меня из дома. Пока ни разу на турниры не ездили. Так правильнее – ничего не расслабляет и не отвлекает от тенниса. Только работа, тренировки и матчи…

– У вас же еще есть любимые собачки? – Да, два замечательных той-терьера! Один уже взрослый – ему шесть лет. Второй совсем маленький – примерно 7 месяцев. Но они тоже всегда ждут меня дома.

– Светлана Кузнецова своего Дольче возит с собой. – Было бы здорово, но мне пока рано об этом задумываться! Может, в будущем…

«В ТЕННИСЕ МНОГОЕ РЕШАЕТ АТЛЕТИЗМ»

– А что, кстати, в будущем? Какие ближайшие планы? – Сейчас я улетаю в Нью-Йорк, где меня ждет турнир ITF с призовым фондом 60 000 долларов. Потом будем плотно готовиться к US Open. Я пока не попадаю в основу по рейтингу – скорее всего, придется проходить квалификацию. Но надеюсь успешно сыграть в США.

– Четкие планы на остаток сезона имеются? Пробиться в топ-100, выиграть титул? – Есть, конечно. Но это – только для меня. Озвучивать не буду. А так я стараюсь идти матч за матчем. Наверное, это самый верный настрой.

– Финал и титул в Москве не добавят давления? Что теперь придется соответствовать? Доказывать, что успех не случаен? Играть также успешно и на других турнирах? – Совсем нет. Даже наоборот – сейчас я чувствую себя более расслабленно и спокойно. Для себя поняла, что финал WTA – не такая уж недостижимая высота. Что я могу играть на этом уровне. Причем – играть успешно. Значит, сумею такой результат повторить. И даже улучшить. Такие мысли придают уверенность. Давление? Нет, я его не испытываю.

"Новая Шарапова"? Анастасия Потапова vs. лучшие российские теннисистки в истории

– В России последние лет 15 всех молодых теннисисток, добившихся определенного успеха, начинают тут же сравнивать с Шараповой. Вы, кстати, не исключение. – Да, я знаю. Как к этому отношусь? Меня это не раздражает. Но и никак мне не льстит. Я не хочу и не стремлюсь быть похожей на Машу. Я, кстати, до сих пор с ней лично не знакома. Шарапова добилась многого, но это не значит, что все остальные должны строить карьеру, оглядываясь на ее достижения. Вот лично я пишу свою историю. Так что любые сравнения меня не волнуют.

– Мария в 17 лет выиграла Уимблдон. Серена Уильямс побеждала в Нью-Йорке. Мартина Хингис – едва не собрала «Большой шлем». Сейчас же если девушка в этом возрасте дошла до финала турнира WTA – это уже сенсация! Что изменилось в женском теннисе? – Думаю, он стал более атлетичным. В теннисе выигрывает тот, кто сумеет сделать на один удар больше. Здесь важен опыт и мастерство. Но за последние годы конкуренция резко выросла. И сейчас все умеют все. Знают, как бить справа и слева, как хорошо подавать и мощно принимать. Розыгрыши стали более продолжительными. И очень важное значение приобрела физика. Кто лучше готов в физическом плане, у кого больше сил и выносливости – тот получает преимущество. В этом плане молодым теннисисткам сложно соперничать с более зрелыми и мощными соперницами. По крайней мере – на протяжении всего сезона. И чтобы пробиться в элиту, нужно чуть-чуть больше времени.

www.sovsport.ru

Интервью с Ариной Шараповой / Шоубиз

Ее «визитка» — улыбка. «Я все время смеюсь!» — говорит телеведущая, знающая, что рейтинги легко делаются на «чернухе», но не изменяющая позитиву. Исключения из правил есть: «Доброе утро» на Первом пользуется успехом. Как и она — Арина Шарапова, 30 мая отметившая день рождения.— Арина, часто вас достают не слишком деликатные поклонники? — Ну, бывает… Никогда не грублю, но все-таки, считаю, надо как-то себя защищать от подобного.— А работать с вами легко? — Ну уж этого я не знаю. Говорят, я справедливая. Если начинаю возмущаться, то обычно по делу киплю, и все получают по полной, но заслуженно. На меня коллеги обычно не сердятся. А со съемочной группой мы все время смеемся. Вообще же, если верить в теорию имен, Арины — трудоголики. Про всех Арин, которых я знаю, могу сказать одно — пашут по-черному.— Трудно поверить, конечно, но вы уже бабушка. Строгая и последовательная? — Надеюсь… Хотя внуки меня могут и поломать. С ними нужно иметь железный характер, у меня же он на работе такой, а вот с близкими…— Из-за чего препираетесь? — Ну, скажем, из-за гаджетов. Требую, чтобы отдали, сдвигаю брови, но слышу в ответ: «А мне мама разрешила!» Звоню маме, жене сына: «Мама, ты и правда разрешила?» Выясняю тут же, что было позволено играть десять минут… Дети! Все как у всех. Но именно внуки подвигли меня на то, чтобы заняться темой дополнительного образования, в которую я сейчас полностью погрузилась.— Вы о вашей Школе искусств и медиатехнологий? — Да. Но если в ней дети учатся в большей степени гуманитарным вещам, то теперь хочу еще заняться проектом, который связан с чисто рабочими профессиями. Их катастрофически не хватает в стране, а дети должны о них знать, им учиться. Так что есть куда силы приложить. Ну а мысли об этом начали появляться в моей голове, когда я размышляла, чем мальчишки будут заниматься после учебы. Поняла, что особых вариантов нет, и решила — нет, дудки! Найдем! Так школа и появилась.— Дата у вас в этом году красивая, но в нее все равно никто не поверит. Выглядите фантастически. Секретами красоты не поделитесь? — Ничего особенного не делаю, честное слово. Вредные продукты и мучное стараюсь не есть. Йогой занимаюсь давно и с огромным удовольствием. Раз в месяц хожу к косметологу, но под нож ложиться не собираюсь. Я всего этого боюсь как-то… Изредка делаю мезотерапию лица — витаминные уколы на основе гиалуроновой кислоты. Ну а ботокс колоть нельзя по понятным причинам. Что люди увидят на экране — поднятые брови и неподвижный лоб? Это не для меня.— Вот и лето пришло… Как вы отдыхаете? — Да что-то я уже и не знаю, как отдыхать, если честно. Я как-то отвыкла от этого. Такой поток дел постоянно, что я и на отдыхе все время чем-то занята. Не знаю я, как отдыхать. На пляже лежать не могу — полежала пять минут и вскочила. Общение с людьми, движение — в этом смысл моей жизни.— А может быть, дача? Она у вас где? — В Подмосковье, но не в гламурном месте, не на Рублевке. Дачу обожаю. Без помощников там, правда, не обхожусь, но когда работать перестану, уеду туда, наверное, и буду в земле ковыряться. Горжусь клумбой, на которой больше ста роз, она дивной красоты получилась. А в центре — жасмин. Подглядела какое-то время назад в «Аптекарском огороде», как у них сделана арка из него, теперь мы его постоянно стрижем хитро и обвязываем, получается, что он растет « кипарисом». А когда его ветви начнут сгибаться, сформирую арку. Не люблю, когда растения гибнут. У меня при виде умирающего растения паника начинается. Тут заболели липы на участке. Мне сказали, что у деревьев рак. Даже не знала, что такое может быть! Страшное зрелище — трещины по стволу… Но я с растениями разговариваю, когда что-то не так. Говорю — давай, парень! Давай, подруга! Так было и с липами. Я им трещины замазывала, они поправились, кора новая нарастает. Ох, как я все это люблю!— Вы позитивны, именно за этот заряд бодрости «Доброе утро» и любят. А вы себя ругаете за что-то? — Нет, знаете, не ругаю… От этого болеешь. А я пожить хочу подольше. Если получится!— Клятвенно пообещала коллеге, что спрошу. Вы — Арина Аяновна. Аян — что за удивительное имя? — О, я когда-то по диалектическому материализму пять за это имя получила. Преподаватель понял, что я не выучила ничего, и спросил про отчество, а за рассказ пять поставил. Бабушка с дедушкой какое-то время строили социализм на Дальнем Востоке. И папа родился там, в поселке Аян. Я еще шутила — хорошо, не в Саяно-Шушенском… Аян — слово тюркского происхождения, в Бурятии оно переводится, по-моему, как «красивый». В Крыму, кстати, есть озеро Аян, а у Грина так звали юнгу… Очень хочу в том Аяне побывать. Но во Владивосток скоро полечу, а туда опять не успею. Но когда-нибудь — обязательно.

showbizzz.net

«Мне не нужны сравнения с Шараповой». Интервью с Анастасией Потаповой

«Мне не нужны сравнения с Шараповой». Интервью с Анастасией Потаповой

Анастасия Потапова в свои 17 лет сумела выйти в два финала турнира WTA в Москве. Уступив в одиночке сербке Ольге Данилович, она затем завоевала титул в паре (вместе с Верой Звонаревой). В интервью «Советскому спорту» Анастасия рассказала, что значит для нее этот успех, какие у нее планы на остаток сезон и как она относится к сравнениям с Марией Шараповой.

«ТИТУЛ ОТМЕЧАЛИ В РЕСТОРАНЕ»

— Финал в одиночном разряде, титул в парном… И то, и другое – впервые в карьере на уровне турниров WTA. К тому же дома — в Москве! Довольны предыдущей неделей? – начинаем беседу с Потаповой.— Разумеется! Нет, я, конечно, расстроилась, когда проиграла одиночный финал. Тем более, матч был долгий, упорный, и шансы на победу были близки. Все решило буквально несколько моментов – где-то соперница сыграла здорово, где-то я сама ошиблась, где-то просто не повело… Сразу после игры было непросто с этим смириться.

— Вам еще предстояло два матча в паре, один из которых перенесли с субботы из-за дождя. Как удалось настроиться?— Помогли друзья и родные. Подобрали верные слова. Как-то меня утешили, успокоили. Через час после поражения от Данилович я полностью пришла в себя. И мы с Верой смогли хорошо сыграть в паре.

— У Звонаревой за плечами – почти 20 лет в Туре, финалы «Больших шлемов» и звание второй ракетки мира. Вам повезло с напарницей!— Не то слово! Главное – я многому смогла у нее научиться. Каждый день, каждую минуту на корте я получала важный опыт. Вера давала советы, подсказывала какие-то мелочи, которые помогают улучшить игру. Не только сейчас – на перспективу тоже. Я рада, что мы с ней вместе провели этот турнир. Еще больше рада, что в итоге выиграли титул!

— Три матча в один день – тяжело было в физическом плане?— Кстати, нет. Удивительно, если вспомнить, что мы с Ольгой Данилович в одиночном финале играли почти три часа… И все-таки, настроившись на пару, я почувствовала какую-то легкость. Это непросто объяснить, но усталости не было в принципе! Игралось легко и свободно. В итоге оба оставшихся матча провела на одном дыхании.

— Титул в паре затмил разочарование от поражения в одиночке?— Конечно. Но, знаете, нет такого, чтобы я была уж очень разочарована. Я все-таки вышла в финал турнира WTA. Дома, в Москве. На глазах наших болельщиков. Это большой шаг вперед! Да, обидно проигрывать, но в целом я понимаю, что показала достойный результат. Так что прошедшая неделя однозначно вышла удачной!

— Успели как-то отпраздновать?— Сходили в ресторан с семьей и друзьями. Но особых торжеств не устраивали. Надо готовиться к новым турнирам, так что расслабляться пока рано.

«РОДИТЕЛИ НА ТУРНИРЫ НЕ ЕЗДЯТ»

— Вы заметили – это был домашний турнир. Пока он шел, жили дома?— Нет, в отеле. Так решили специально – чтобы не отвлекаться ни на что. Домашняя атмосфера всегда расслабляет, мешает настроиться. Я уже наступала на эти грабли, и мы сделали выводы. Если играешь на турнире – не важно, в Москве, не в Москве – значит, думаешь только о теннисе.

— Вы, кстати, сами из Саратова. Когда там были последний раз?— Кажется, в прошлом году. Сейчас не так много времени, чтобы успеть туда выбраться. Но у меня в Саратове живут бабушка с дедушкой. Конечно, хочется почаще их навещать!

— Родители переехали сюда?— Да, уже несколько лет назад.

— Как вы вообще оказались в столице?— Я выиграла крупный детский турнир, который проводился в Химках. Тогда меня заметил Александр Островский – у него здесь своя теннисная Академия. Мне предложили переехать, тренироваться в ней. И я согласилась! Это в 2012 году было. Кстати, не боялась ничуть. Да, понимала, что меня ждет все новое – новый город, новые люди, новые требования. При том, что мне еще не исполнилось даже 12 лет! И все равно – это нисколько не пугало. Первое время со мной была моя бабушка. Потом приехали папа с мамой. Не помню, чтобы возникли какие-то трудности, связанные с переездом. Я довольно легко перенесла этот процесс.

— Кто с вами ездит по турнирам за границу?— Мой личный тренер – Ирина Доронина. Спарринг-партнер – Никита Зимин. И иногда мой агент – Александр Островский.

— Родители?— Нет, они болеют за меня из дома. Пока ни разу на турниры не ездили. Так правильнее – ничего не расслабляет и не отвлекает от тенниса. Только работа, тренировки и матчи…

— У вас же еще есть любимые собачки?— Да, два замечательных той-терьера, — улыбается Анастасия. – Один уже взрослый – ему шесть лет. Второй совсем маленький – примерно 7 месяцев. Но они тоже всегда ждут меня дома.

— Светлана Кузнецова своего Дольче возит с собой.— Было бы здорово, но мне пока рано об этом задумываться! – смеется Потапова. – Может, в будущем…

«В ТЕННИСЕ МНОГОЕ РЕШАЕТ АТЛЕТИЗМ»

— А что, кстати, в будущем? Какие ближайшие планы?— Сейчас я улетаю в Нью-Йорк, где меня ждет турнир ITF с призовым фондом 60 000 долларов. Потом будем плотно готовиться к US Open. Я пока не попадаю в основу по рейтингу – скорее всего, придется проходить квалификацию. Но надеюсь успешно сыграть в США.

— Четкие планы на остаток сезона имеются? Пробиться в топ-100, выиграть титул?— Есть, конечно. Но это – только для меня. Озвучивать не буду. А так я стараюсь идти матч за матчем. Наверное, это самый верный настрой.

— Финал и титул в Москве не добавят давления? Что теперь придется соответствовать? Доказывать, что успех не случаен? Играть также успешно и на других турнирах?— Совсем нет. Даже наоборот – сейчас я чувствую себя более расслабленно и спокойно. Для себя поняла, что финал WTA – не такая уж недостижимая высота. Что я могу играть на этом уровне. Причем – играть успешно. Значит, сумею такой результат повторить. И даже улучшить. Такие мысли придают уверенность. Давление? Нет, я его не испытываю.

— В России последние лет 15 всех молодых теннисисток, добившихся определенного успеха, начинают тут же сравнивать с Шараповой. Вы, кстати, не исключение.— Да, я знаю. Как к этому отношусь? Меня это не раздражает. Но и никак мне не льстит. Я не хочу и не стремлюсь быть похожей на Машу. Я, кстати, до сих пор с ней лично не знакома. Шарапова добилась многого, но это не значит, что все остальные должны строить карьеру, оглядываясь на ее достижения. Вот лично я пишу свою историю. Так что любые сравнения меня не волнуют.

— Мария в 17 лет выиграла Уимблдон. Серена Уильямс побеждала в Нью-Йорке. Мартина Хингис – едва не собрала «Большой шлем». Сейчас же если девушка в этом возрасте дошла до финала турнира WTA – это уже сенсация! Что изменилось в женском теннисе?— Думаю, он стал более атлетичным. В теннисе выигрывает тот, кто сумеет сделать на один удар больше. Здесь важен опыт и мастерство. Но за последние годы конкуренция резко выросла. И сейчас все умеют все. Знают, как бить справа и слева, как хорошо подавать и мощно принимать. Розыгрыши стали более продолжительными. И очень важное значение приобрела физика. Кто лучше готов в физическом плане, у кого больше сил и выносливости – тот получает преимущество. В этом плане молодым теннисисткам сложно соперничать с более зрелыми и мощными соперницами. По крайней мере – на протяжении всего сезона. И чтобы пробиться в элиту, нужно чуть-чуть больше времени.

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Pinterest

nova-sport.ru

Мария Шарапова о молодости, конфетах и боли поражения

ЛОС-АНДЖЕЛЕС —  Российская теннесистка Мария Шарапова – согласно исследованиям, которые проводили газета Business Insider и интернет-поисковая система Bing.com – стала самой популярной спортсменкой нынешнего года в англоязычном Интернете.

Мария Шарапова – первая российская теннисистка, выигравшая Уимблдон, только что собравшая все титулы серии «Большого шлема» и самая высокооплачиваемая спортсменка мира. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Марией Шараповой в отеле Terranea Resort в Палос Вердес, Калифорния.

Вопрос: К вам очень подходит цитата из «Кавказской пленницы», если её немного переделать на современный лад: «Спортсменка, фотомодель, бизнес-леди и, наконец, просто красавица!» Но это то, что мы видим со стороны. А как бы вы сами себя охарактеризовали?

Мария Шарапова: Ничего себе начало интервью! (Смеется). Ну, конечно, в первую очередь, я – спортсменка. Теннис – моя профессия, мой основной приоритет, но, как только я покидаю корт, моя работа заканчивается. Я не люблю думать о том, чего я не сделала, и о том, что бы я могла сделать лучше. Как вы, наверное, поняли, я просто не люблю оглядываться назад. Периодически я просматриваю видеозаписи своих матчей и анализирую их, но это отдельная работа, и ее лучше всего делать не сразу после матча, а когда успокоишься и отдохнешь. Поэтому я стараюсь разнообразить свою жизнь. Но мне ведь только 25 лет, и я все еще стараюсь понять и познать себя. И хотя сегодня теннис занимает главное место в моей жизни, это такой вид спорта, в котором после определенного возраста невозможно продолжать оставаться на высоком уровне. Я не знаю, сколько у меня впереди спортивных лет, но, так или иначе, я ещё хочу иметь семью и детей, стать мамой, жить полноценной жизнью. Уф, какой сложный вопрос! А что, нельзя было начать с чего-нибудь попроще? (Смеется).

Вопрос: В смысле надо было спросить вас: «Что вы предпочитаете? Кошку или собаку? Чай или кофе? Мороженое или пирожное?»

М.Ш.: А почему бы и нет? Я с удовольствием отвечу! В детстве, в России, у меня была кошка, а здесь, в Америке, пес, ему 6 лет. Я разговариваю с ним на русском языке, и он меня замечательно понимает. Только скажи «Гулять», и он моментально бежит к двери. (Смеется). Какие еще там были вопросы? Про еду? Я ее так люблю, что на все, что мне предлагают, отвечаю утвердительно. Я люблю пить чаи с конфетами и пирожными. И я очень люблю мороженое – обожаю пломбир! Это у меня ещё из России – любовь к сладкому. Одна из моих подруг живет в Бруклине, и каждый раз, собираясь ко мне в гости, заходит в местный русский магазин и скупает там весь кондитерский отдел – и карамель, и «Коровку», и «Мишку» с вафельками. А недавно я выпустила свои собственные конфеты.

Вопрос: Было бы интересно назвать их «Маша и Медведи»…

М.Ш.: В названии моей марки конфет-жевачек я обыграла не свое имя, а свою фамилию – Sugarpova. (Смеется). Но мне всегда нравились Gummy Bears – мармеладные мишки. Знаете, я раньше принимала участие в создании разных коллекций, с фирмами «Nike» и «Cole Haan», разрабатывала дизайн одежды, обуви, сумок, даже рисовала для них эскизы. Но это был не мой личный бизнес, а сотрудничество с большими компаниями, поэтому я могла предлагать свои идеи и участвовать в их разработке, скажем, процентов на пять. А мне хотелось создать свой продукт на сто процентов. И теперь я получаю удовлетворение от этого. К тому же, когда я концентрируюсь на том, что не имеет абсолютно никакого отношения к теннису, я могу на какое-то время о нем забыть. И после такой, если можно так выразиться, «перезагрузки мозга» я выхожу на корт со свежей головой и могу смотреть на игру совершенно другими глазами. И, конечно, мне было очень приятно узнать, что публика и мои поклонники приняли мой брэнд очень позитивно, когда мы его презентовали во время Открытого чемпионата США по теннису в августе этого года. И сейчас мои конфеты и жевачки продаются в магазинах «IT’SUGAR» и «Henri Bendel» и на моём вебсайте sugarpova.com.

Мария Шарапова Мария Шарапова

Вопрос: Вы стали самой популярной спортсменкой нынешнего года в англоязычном Интернете. А вы много времени проводите в Интернете?

М.Ш.: Ну, стараюсь как можно меньше, только проверяю электронную почту, но даже это занимает много времени. Дело в том, что большая часть работы по бизнесу происходит в сети, и мне постоянно присылают разные контракты и образцы дизайна, а это все надо проверить, обдумать и дать ответ.

Вопрос: Продолжаю задавать «легкие» вопросы: «Проза или поэзия? Кино или ТВ? Комедия или трагедия?»

М.Ш.: Поэзия. И проза тоже. Я очень люблю читать, я выросла среди книг. Когда я была маленькой, моя мама еще училась в университете, ей часто надо было ходить в библиотеку заниматься, и она всегда брала меня с собой. Мои книги – это часть моей культуры, я не могу без них. Но и в кино тоже люблю ходить, особенно на комедии.

Вопрос: Когда-то теннис был игрой аристократов, ассоциировался с королями и Англией. Что ты можешь про него сказать, глядя с той высоты, на которой ты сейчас в нём находишься?

М.Ш.: Каков теннис на сегодняшний день? Мне кажется, он стал более физическим. Когда я только приехала в Америку и начала тренироваться в Академии тенниса во Флориде, мне было десять лет, и я помню, что все тогда, конечно, тренировались на корте, бегали, занимались фитнесом в спортивном зале, но они не думали постоянно о своей физической форме. Сегодня вокруг тенниса образовался целый мир, где большое значение имеет то, как ты выглядишь, и, соответственно, чем питаешься. Все думают, как стать сильнее, как стать быстрее, как стать лучше. Мы стали отходить от традиций, потому что все только и стараются превзойти друг друга в силе и скорости, забывая, что самая главная работа должна проводиться на теннисном корте. В спорте, наверное, будут и другие периоды, когда придут новые игроки, и что-то будет лучше, а что-то хуже. Но я не вижу особого смысла оглядываться назад или, наоборот, пытаться заглянуть в будущее. Я понимаю, что теннис должен пройти все эти циклы, и что со временем в нём всё будет меняться и со мной, и без меня.

Вопрос: На Олимпиаде 2012 ты выиграла серебряную медаль, и ещё тебе выпала честь нести российский флаг. Произошло ли еще что-то такое, что оказалось для тебя знаменательным?

М.Ш.: Да, эта Олимпиада была очень необычной, и не только для меня лично. Самое главное, что я почувствовала, принимая в ней участие, это тот самый спортивный дух, о котором всегда говорят. Мне кажется, это очень важно. Мы принимаем участие в матчах, в турнирах, но зачастую забываем о том влиянии, которое оказывает на людей спорт. Я видела, как этот дух буквально захватил и преобразил Англию. Казалось, что вся страна, да и весь мир, стали единым целым. Все смотрели разные виды спорта, даже те, которые им никогда особо и не нравились. Все считали медали, радовались, испытывали гордость за своих соотечественников, и это всех объединяло.

Вопрос: Ты ходила смотреть еще какие-то соревнования, кроме тенниса?

М.Ш.: К сожалению, мы играли в Уимблдоне, и я не смогла ничего посмотреть, даже гимнастику, которую очень люблю. Но я наблюдала за спортсменами, и в который раз осознавала, насколько спорт – тяжелая профессия, причем не только из-за больших физических нагрузок. Мы видим людей на спортивной арене и не думаем о том, какой путь они прошли, чтобы дойти до этого момента – как радовались, как плакали, как переживали травмы. После травмы очень легко начать сомневаться в себе: «Ну, почему это случилось со мной? Может, я совершила какую-то техническую ошибку? Что я сделала не так?» Мне повезло, что, когда со мной такое произошло, я уже многого достигла в теннисе – выиграла турниры «Большого шлема», была первой ракеткой мира. Но возвращаться всегда трудно, особенно если ты не играла целый год. За это время твои коллеги совершенствовали свое мастерство, а ты просто старалась дождаться момента, когда сможешь играть без адской боли. И очень трудно примириться с тем, что ты была на первом месте в рейтинге, а теперь тебя вообще там нет потому, что ты не могла выступать на различных соревнованиях. Мне кажется, что я смогла вернуться на корт после травмы потому, что я стала более уверенной в себе. Я на самом деле многому научилась за это время, и главное – это верить в себя в любой ситуации.

www.golos-ameriki.ru

«Мне не нужны сравнения с Шараповой». Интервью с Анастасией Потаповой

1.1k

УЖЕ ПОДЕЛИЛИСЬ

«Мне не нужны сравнения с Шараповой». Интервью с Анастасией Потаповой

Анастасия Потапова в свои 17 лет сумела выйти в два финала турнира WTA в Москве. Уступив в одиночке сербке Ольге Данилович, она затем завоевала титул в паре (вместе с Верой Звонаревой). В интервью «КВ» Анастасия рассказала, что значит для нее этот успех, какие у нее планы на остаток сезон и как она относится к сравнениям с Марией Шараповой.

«ТИТУЛ ОТМЕЧАЛИ В РЕСТОРАНЕ»

— Финал в одиночном разряде, титул в парном… И то, и другое – впервые в карьере на уровне турниров WTA. К тому же дома — в Москве! Довольны предыдущей неделей? – начинаем беседу с Потаповой.— Разумеется! Нет, я, конечно, расстроилась, когда проиграла одиночный финал. Тем более, матч был долгий, упорный, и шансы на победу были близки. Все решило буквально несколько моментов – где-то соперница сыграла здорово, где-то я сама ошиблась, где-то просто не повело… Сразу после игры было непросто с этим смириться.

— Вам еще предстояло два матча в паре, один из которых перенесли с субботы из-за дождя. Как удалось настроиться?— Помогли друзья и родные. Подобрали верные слова. Как-то меня утешили, успокоили. Через час после поражения от Данилович я полностью пришла в себя. И мы с Верой смогли хорошо сыграть в паре.

— У Звонаревой за плечами – почти 20 лет в Туре, финалы «Больших шлемов» и звание второй ракетки мира. Вам повезло с напарницей!— Не то слово! Главное – я многому смогла у нее научиться. Каждый день, каждую минуту на корте я получала важный опыт. Вера давала советы, подсказывала какие-то мелочи, которые помогают улучшить игру. Не только сейчас – на перспективу тоже. Я рада, что мы с ней вместе провели этот турнир. Еще больше рада, что в итоге выиграли титул!

— Три матча в один день – тяжело было в физическом плане?— Кстати, нет. Удивительно, если вспомнить, что мы с Ольгой Данилович в одиночном финале играли почти три часа… И все-таки, настроившись на пару, я почувствовала какую-то легкость. Это непросто объяснить, но усталости не было в принципе! Игралось легко и свободно. В итоге оба оставшихся матча провела на одном дыхании.

— Титул в паре затмил разочарование от поражения в одиночке?— Конечно. Но, знаете, нет такого, чтобы я была уж очень разочарована. Я все-таки вышла в финал турнира WTA. Дома, в Москве. На глазах наших болельщиков. Это большой шаг вперед! Да, обидно проигрывать, но в целом я понимаю, что показала достойный результат. Так что прошедшая неделя однозначно вышла удачной!

— Успели как-то отпраздновать?— Сходили в ресторан с семьей и друзьями. Но особых торжеств не устраивали. Надо готовиться к новым турнирам, так что расслабляться пока рано.

«РОДИТЕЛИ НА ТУРНИРЫ НЕ ЕЗДЯТ»

— Вы заметили – это был домашний турнир. Пока он шел, жили дома?— Нет, в отеле. Так решили специально – чтобы не отвлекаться ни на что. Домашняя атмосфера всегда расслабляет, мешает настроиться. Я уже наступала на эти грабли, и мы сделали выводы. Если играешь на турнире – не важно, в Москве, не в Москве – значит, думаешь только о теннисе.

— Вы, кстати, сами из Саратова. Когда там были последний раз?— Кажется, в прошлом году. Сейчас не так много времени, чтобы успеть туда выбраться. Но у меня в Саратове живут бабушка с дедушкой. Конечно, хочется почаще их навещать!

— Родители переехали сюда?— Да, уже несколько лет назад.

— Как вы вообще оказались в столице?— Я выиграла крупный детский турнир, который проводился в Химках. Тогда меня заметил Александр Островский – у него здесь своя теннисная Академия. Мне предложили переехать, тренироваться в ней. И я согласилась! Это в 2012 году было. Кстати, не боялась ничуть. Да, понимала, что меня ждет все новое – новый город, новые люди, новые требования. При том, что мне еще не исполнилось даже 12 лет! И все равно – это нисколько не пугало. Первое время со мной была моя бабушка. Потом приехали папа с мамой. Не помню, чтобы возникли какие-то трудности, связанные с переездом. Я довольно легко перенесла этот процесс.

— Кто с вами ездит по турнирам за границу?— Мой личный тренер – Ирина Доронина. Спарринг-партнер – Никита Зимин. И иногда мой агент – Александр Островский.

— Родители?— Нет, они болеют за меня из дома. Пока ни разу на турниры не ездили. Так правильнее – ничего не расслабляет и не отвлекает от тенниса. Только работа, тренировки и матчи…

— У вас же еще есть любимые собачки?— Да, два замечательных той-терьера, — улыбается Анастасия. – Один уже взрослый – ему шесть лет. Второй совсем маленький – примерно 7 месяцев. Но они тоже всегда ждут меня дома.

— Светлана Кузнецова своего Дольче возит с собой.— Было бы здорово, но мне пока рано об этом задумываться! – смеется Потапова. – Может, в будущем…

«В ТЕННИСЕ МНОГОЕ РЕШАЕТ АТЛЕТИЗМ»

— А что, кстати, в будущем? Какие ближайшие планы?— Сейчас я улетаю в Нью-Йорк, где меня ждет турнир ITF с призовым фондом 60 000 долларов. Потом будем плотно готовиться к US Open. Я пока не попадаю в основу по рейтингу – скорее всего, придется проходить квалификацию. Но надеюсь успешно сыграть в США.

— Четкие планы на остаток сезона имеются? Пробиться в топ-100, выиграть титул?— Есть, конечно. Но это – только для меня. Озвучивать не буду. А так я стараюсь идти матч за матчем. Наверное, это самый верный настрой.

— Финал и титул в Москве не добавят давления? Что теперь придется соответствовать? Доказывать, что успех не случаен? Играть также успешно и на других турнирах?— Совсем нет. Даже наоборот – сейчас я чувствую себя более расслабленно и спокойно. Для себя поняла, что финал WTA – не такая уж недостижимая высота. Что я могу играть на этом уровне. Причем – играть успешно. Значит, сумею такой результат повторить. И даже улучшить. Такие мысли придают уверенность. Давление? Нет, я его не испытываю.

— В России последние лет 15 всех молодых теннисисток, добившихся определенного успеха, начинают тут же сравнивать с Шараповой. Вы, кстати, не исключение.— Да, я знаю. Как к этому отношусь? Меня это не раздражает. Но и никак мне не льстит. Я не хочу и не стремлюсь быть похожей на Машу. Я, кстати, до сих пор с ней лично не знакома. Шарапова добилась многого, но это не значит, что все остальные должны строить карьеру, оглядываясь на ее достижения. Вот лично я пишу свою историю. Так что любые сравнения меня не волнуют.

— Мария в 17 лет выиграла Уимблдон. Серена Уильямс побеждала в Нью-Йорке. Мартина Хингис – едва не собрала «Большой шлем». Сейчас же если девушка в этом возрасте дошла до финала турнира WTA – это уже сенсация! Что изменилось в женском теннисе?— Думаю, он стал более атлетичным. В теннисе выигрывает тот, кто сумеет сделать на один удар больше. Здесь важен опыт и мастерство. Но за последние годы конкуренция резко выросла. И сейчас все умеют все. Знают, как бить справа и слева, как хорошо подавать и мощно принимать. Розыгрыши стали более продолжительными. И очень важное значение приобрела физика. Кто лучше готов в физическом плане, у кого больше сил и выносливости – тот получает преимущество. В этом плане молодым теннисисткам сложно соперничать с более зрелыми и мощными соперницами. По крайней мере – на протяжении всего сезона. И чтобы пробиться в элиту, нужно чуть-чуть больше времени.

Поделитесь с друзьями и знакомыми данной статьёй!

По материалам: www.sovsport.ru

1.1k

УЖЕ ПОДЕЛИЛИСЬ

kareliyanews.ru

Шамиль Тарпищев: хочется, чтобы CAS был объективен в отношении Шараповой | Интервью

Член МОК, президент Федерации тенниса России (ФТР) Шамиль Тарпищев в интервью корреспонденту "Р-Спорт" Тарасу Барабашу рассказал о насущных проблемах, касающихся тенниса, футбола, МОК и WADA.

 

"Теннисным турнирам в России нет смысла покупать игроков"

 

Шамиль Тарпищев

- Шамиль Анвярович, вроде как турнир в Санкт-Петербурге называют чуть ли не в три раза более успешным, чем Кубок Кремля. Так сказал Владимир Камельзон. Объясните, пожалуйста.

- Другая идеология у турнира. Мы на Кубке Кремля никого не покупаем. Почему? Если будут играть те же (Станислас) Вавринка, (Томаш) Бердых и (Милош) Раонич, то ясно, что наши не выиграют. С другой стороны, если наш проходит с первого круга 3-4 матча при наших зрителях, при нашей борьбе, при наших болельщиках, то наш теннисист приобретает гораздо больше с позиций психологической стойкости и формирования себя как игрока в этой ауре. Что и нужно для командных игр. А если проигрывает наш в первом или втором круге, ну и чего? Так что не в ущерб этому турниру, но... мы в свое время тоже покупали игроков, но смысл?

У нас на Кубке Кремля было 64 тысячи народу. Вот публики не полный зал в Петербурге на полуфинале, когда чужие играют. Да, немец (Александр) Зверев играет, он наш относительно, но все равно…

- Есть ли разница между турниром, который проводился в СКК, и тем, что сейчас на Крестовском острове?

- Уровень зависит от денег. Есть такая тема: все турниры серии 250 признаны хорошими, если решаются все организационные проблемы. А когда идут дополнительные средства, связанные с дизайном, "примочками", шоу, то, конечно, это удачная тема.

 

"Рано вернулись в Мировую группу Кубка Дэвиса"

 

Андрей Кузнецов (Россия)

- Наконец вернулись в Мировую группу в Кубке Дэвиса. У вас есть понимание того, кто будет привлекаться в следующем году? Играем с сербами...

- Мы привлекаем молодежь, но у нас еще есть необстрелянные такие игроки в Кубке Дэвиса, как (Роман) Сафиуллин и (Даниил) Медведев, обязательно их привлечем в следующем году. Сам выигрыш сейчас - не самоцель. Я считаю, что мы рановато попали в высшую лигу. Но так случилось. Но сам факт, что для того, чтобы выигрывать Кубок Дэвиса, нам нужно сделать двойной состав. К этому мы подойдем через три года. Объясню почему. Личный календарь спортсмена формируется раньше, чем календарь Кубка Дэвиса. Получается, что если мы играем дома – это счастье, могут все играть. Но если попадется Латинская Америка или другой еще континент, то тот, у кого календарь спланирован на Европу, он не полетит. В этой ситуации, имея один состав, выиграть ничего невозможно. Поэтому я считаю, что еще два или три года надо обстрелять молодежь, с учетом базы нашей, и нужен парный игрок, которого нужно готовить и формировать. А формировать нужно в командных соревнованиях.

Константин Кравчук (Россия)

- Парный – Константин Кравчук?

- Кравчук – сильный. Мы (Михаила) Елгина приглашали несколько раз, но он не захотел. Кравчук может и играет с (Андреем) Кузнецовым, с (Евгением) Донским, с (Андреем) Рублевым. Те трое уже практические научились играть пару, это вопрос творческий.

"Хочется объективного рассмотрения ситуации с Шараповой"

 

Шамиль Тарпищев поздравляет Марию Шарапову

- Спортивный арбитражный суд (CAS) тянет с вынесением вердикта по Марии Шараповой. На какое решение рассчитывает ФТР?

Адвокат Шараповой не ждет решения CAS по делу теннисистки до 19 сентября >>>

- Шарапова – теннисистка с отличной репутацией. Конечно, хотелось бы, чтобы рассмотрение было объективным в силу того, что мельдоний – неоднозначный продукт и долго держится в организме. Ясно, что Шарапова нарушила правила игры. Мне хотелось бы, чтобы она побыстрее начала. Рассчитываем, что ей "скостят" срок. На много ли, говорить не будем.

- Как бы вы оценили уходящий год для российских теннисистов и теннисисток?

Екатерина Макарова (справа) и Елена Веснина

- Считаю, что можем быть довольны за счет Олимпиады в Рио-де-Жанейро, где выиграли золото благодаря Екатерине Макаровой и Елене Весниной. На Олимпиаде вообще все здорово выступили кроме, пожалуй, Теймураза Габашвили, который из-за травмы не был в оптимальной форме. Остальные здорово играли. Тот же Кузнецов по игре Роберто Баутиста-Агута должен был обыгрывать, если бы не повреждение. Кузнецов уже железно игрок тридцатки рейтинга.

Что касается женщин, то я считаю, что провалили. В Кубке Федерации из последних четырех матчей три выигрывались, я уверен. Но не получилось из-за ошибок методических, из-за нагрузки, состава. Я не предъявляю претензий, конечно, (капитану) Анастасии Мыскиной надо учиться еще. Но обидно, что так получилось. В целом женщины на сегодня меньше испытывают проблем со сменой поколений, чем ребята. Но оптимизма добавляет то, что у нас золотая молодежь. При правильной работе они заиграют.

 

"Независимой общественной антидопинговой комиссии дано мало времени"

 

Капитан сборной России по теннису Шамиль Тарпищев

- Что нужно сделать, чтобы наши спортсмены, олимпийцы и паралимпийцы, поехали на следующие Олимпиаду и Паралимпиаду?

- (Глава Независимой общественной антидопинговой комиссии Виталий) Смирнов - опытный и наиболее знающий из нас специалист, который еще до Олимпиады 1980 года посетил не одни Игры. Ясно, что он - один из ведущих в МОК, был вице-президентом МОК. Реально созданная комиссия, не так ей много времени дано для того, чтобы убедить международные организации в том, что мы уходим от ошибок, которые были допущены и в том, что мы движемся в правильном направлении и выполняем все согласованные договоренности по линии МОК, WADA и других международных структур. Но работы непочатый край. Реально ближайшее совещание покажет степень наших проблем. Это связано со вскрытием проб Сочи и Пекина, и тех совещаний, ведь комиссия Ричарда Макларена еще не все выдала. Думаю, что еще выдадут. Но, во всяком случае, 3-4 ближайших месяца должны быть определяющими. Но сам факт, что проблем больше, чем решений.

- Виталий Мутко был переизбран на пост главы РФС. Что можно сделать для нашего любимого футбола, чтобы дела пошли в гору?

- Не я первый об этом должен говорить. Но, если грубо, то, конечно, надо вернуться к системности управления, которая была в СССР. Должна быть вертикальная система от прихода в ДЮСШ до клубного высшего мастерства. Только эта лесенка может позволить быстро встать на ноги. Но причины не только в том, что происходит сегодня в спорте. Причины в том, что происходит в жизни. У меня есть данные: взять 14-летних в 70-е годы и нынешних 14-летних – наши 14-летние сейчас на 30% хуже по базисной основе. За счет чего? Пропала школа двора, при ЖЭКах раньше были спортивные секции. Технологии и игрушки, в том числе компьютерные, выхолостили все. Реальность данных сумасшедшая. Ключ - системность работы по базисной основе подготовки, воспитание качеств, которые есть в определенный период воспитания. Быстрота, например, воспитывается от 7 до 9 лет. А быстрый и выносливый рождается один на 10 тысяч. Так что если проскакиваешь определенный момент, то есть вещи, которые уже не достигаются. Мы теряем талантливых. Эту вертикаль надо быстро бетонически восстанавливать, но быстро это не делается. Нужен системный подход.

rsport.ria.ru

«Мне не нужны сравнения с Шараповой». Интервью с Анастасией Потаповой

Анастасия Потапова в свои 17 лет сумела выйти в два финала турнира WTA в Москве. Уступив в одиночке сербке Ольге Данилович, она затем завоевала титул в паре (вместе с Верой Звонаревой). В интервью «Советскому спорту» Анастасия рассказала, что значит для нее этот успех, какие у нее планы на остаток сезон и как она относится к сравнениям с Марией Шараповой.

«ТИТУЛ ОТМЕЧАЛИ В РЕСТОРАНЕ»

- Финал в одиночном разряде, титул в парном… И то, и другое – впервые в карьере на уровне турниров WTA. К тому же дома - в Москве! Довольны предыдущей неделей? – начинаем беседу с Потаповой. - Разумеется! Нет, я, конечно, расстроилась, когда проиграла одиночный финал. Тем более, матч был долгий, упорный, и шансы на победу были близки. Все решило буквально несколько моментов – где-то соперница сыграла здорово, где-то я сама ошиблась, где-то просто не повело… Сразу после игры было непросто с этим смириться.

- Вам еще предстояло два матча в паре, один из которых перенесли с субботы из-за дождя. Как удалось настроиться? - Помогли друзья и родные. Подобрали верные слова. Как-то меня утешили, успокоили. Через час после поражения от Данилович я полностью пришла в себя. И мы с Верой смогли хорошо сыграть в паре.

- У Звонаревой за плечами – почти 20 лет в Туре, финалы «Больших шлемов» и звание второй ракетки мира. Вам повезло с напарницей! - Не то слово! Главное – я многому смогла у нее научиться. Каждый день, каждую минуту на корте я получала важный опыт. Вера давала советы, подсказывала какие-то мелочи, которые помогают улучшить игру. Не только сейчас – на перспективу тоже. Я рада, что мы с ней вместе провели этот турнир. Еще больше рада, что в итоге выиграли титул!

- Три матча в один день – тяжело было в физическом плане? - Кстати, нет. Удивительно, если вспомнить, что мы с Ольгой Данилович в одиночном финале играли почти три часа… И все-таки, настроившись на пару, я почувствовала какую-то легкость. Это непросто объяснить, но усталости не было в принципе! Игралось легко и свободно. В итоге оба оставшихся матча провела на одном дыхании.

- Титул в паре затмил разочарование от поражения в одиночке? - Конечно. Но, знаете, нет такого, чтобы я была уж очень разочарована. Я все-таки вышла в финал турнира WTA. Дома, в Москве. На глазах наших болельщиков. Это большой шаг вперед! Да, обидно проигрывать, но в целом я понимаю, что показала достойный результат. Так что прошедшая неделя однозначно вышла удачной!

- Успели как-то отпраздновать? - Сходили в ресторан с семьей и друзьями. Но особых торжеств не устраивали. Надо готовиться к новым турнирам, так что расслабляться пока рано.

«РОДИТЕЛИ НА ТУРНИРЫ НЕ ЕЗДЯТ»

- Вы заметили – это был домашний турнир. Пока он шел, жили дома? - Нет, в отеле. Так решили специально – чтобы не отвлекаться ни на что. Домашняя атмосфера всегда расслабляет, мешает настроиться. Я уже наступала на эти грабли, и мы сделали выводы. Если играешь на турнире – не важно, в Москве, не в Москве – значит, думаешь только о теннисе.

- Вы, кстати, сами из Саратова. Когда там были последний раз? - Кажется, в прошлом году. Сейчас не так много времени, чтобы успеть туда выбраться. Но у меня в Саратове живут бабушка с дедушкой. Конечно, хочется почаще их навещать!

- Родители переехали сюда? - Да, уже несколько лет назад.

- Как вы вообще оказались в столице? - Я выиграла крупный детский турнир, который проводился в Химках. Тогда меня заметил Александр Островский – у него здесь своя теннисная Академия. Мне предложили переехать, тренироваться в ней. И я согласилась! Это в 2012 году было. Кстати, не боялась ничуть. Да, понимала, что меня ждет все новое – новый город, новые люди, новые требования. При том, что мне еще не исполнилось даже 12 лет! И все равно – это нисколько не пугало. Первое время со мной была моя бабушка. Потом приехали папа с мамой. Не помню, чтобы возникли какие-то трудности, связанные с переездом. Я довольно легко перенесла этот процесс.

- Кто с вами ездит по турнирам за границу? - Мой личный тренер – Ирина Доронина. Спарринг-партнер – Никита Зимин. И иногда мой агент – Александр Островский.

- Родители? - Нет, они болеют за меня из дома. Пока ни разу на турниры не ездили. Так правильнее – ничего не расслабляет и не отвлекает от тенниса. Только работа, тренировки и матчи…

- У вас же еще есть любимые собачки? - Да, два замечательных той-терьера, - улыбается Анастасия. – Один уже взрослый – ему шесть лет. Второй совсем маленький – примерно 7 месяцев. Но они тоже всегда ждут меня дома.

- Светлана Кузнецова своего Дольче возит с собой. - Было бы здорово, но мне пока рано об этом задумываться! – смеется Потапова. – Может, в будущем…

«В ТЕННИСЕ МНОГОЕ РЕШАЕТ АТЛЕТИЗМ»

- А что, кстати, в будущем? Какие ближайшие планы? - Сейчас я улетаю в Нью-Йорк, где меня ждет турнир ITF с призовым фондом 60 000 долларов. Потом будем плотно готовиться к US Open. Я пока не попадаю в основу по рейтингу – скорее всего, придется проходить квалификацию. Но надеюсь успешно сыграть в США.

- Четкие планы на остаток сезона имеются? Пробиться в топ-100, выиграть титул? - Есть, конечно. Но это – только для меня. Озвучивать не буду. А так я стараюсь идти матч за матчем. Наверное, это самый верный настрой.

- Финал и титул в Москве не добавят давления? Что теперь придется соответствовать? Доказывать, что успех не случаен? Играть также успешно и на других турнирах? - Совсем нет. Даже наоборот – сейчас я чувствую себя более расслабленно и спокойно. Для себя поняла, что финал WTA – не такая уж недостижимая высота. Что я могу играть на этом уровне. Причем – играть успешно. Значит, сумею такой результат повторить. И даже улучшить. Такие мысли придают уверенность. Давление? Нет, я его не испытываю.

- В России последние лет 15 всех молодых теннисисток, добившихся определенного успеха, начинают тут же сравнивать с Шараповой. Вы, кстати, не исключение. - Да, я знаю. Как к этому отношусь? Меня это не раздражает. Но и никак мне не льстит. Я не хочу и не стремлюсь быть похожей на Машу. Я, кстати, до сих пор с ней лично не знакома. Шарапова добилась многого, но это не значит, что все остальные должны строить карьеру, оглядываясь на ее достижения. Вот лично я пишу свою историю. Так что любые сравнения меня не волнуют.

- Мария в 17 лет выиграла Уимблдон. Серена Уильямс побеждала в Нью-Йорке. Мартина Хингис – едва не собрала «Большой шлем». Сейчас же если девушка в этом возрасте дошла до финала турнира WTA – это уже сенсация! Что изменилось в женском теннисе? - Думаю, он стал более атлетичным. В теннисе выигрывает тот, кто сумеет сделать на один удар больше. Здесь важен опыт и мастерство. Но за последние годы конкуренция резко выросла. И сейчас все умеют все. Знают, как бить справа и слева, как хорошо подавать и мощно принимать. Розыгрыши стали более продолжительными. И очень важное значение приобрела физика. Кто лучше готов в физическом плане, у кого больше сил и выносливости – тот получает преимущество. В этом плане молодым теннисисткам сложно соперничать с более зрелыми и мощными соперницами. По крайней мере – на протяжении всего сезона. И чтобы пробиться в элиту, нужно чуть-чуть больше времени.

mirtesen.sovsport.ru